Еще одно сказанье

19.01.2018

Есть в моем альбоме еще одна марка из разряда первых. Она положила начало маркам для оплаты заграничной корреспонденции. Еще в 1852 г. Пруссия предложила России ввести оплату пересылки корреспонденции между этими странами с помощью почтовых марок. Однако российская почта не была готова к проведению подобных почтовых реформ и не заинтересована в использовании марок. Не был решен вопрос с франкированием иностранной корреспонденции и тогда, когда вводились марки для использования внутри России. Одним из основных препятствий этому, вероятно, стало то, что почта потеряла бы верный доход. Ведь по существующим правилам при подаче заграничного письма отправителю тогда выдавались специальные расписки, за которые взимался 5-копеечный сбор. С введением марок письма можно было просто бросать в почтовый ящик и обходиться без расписок.

Поэтому с введением марок для заграничной корреспонденции решили не торопиться, пока население не привыкнет к такому виду оплаты писем. Однако население сразу же убедилось в преимуществе предварительной франкировки писем и стало высказывать претензии почте (даже через газеты), медлившей с введением новшества при отправке корреспонденции за рубеж.

В 1863 г. Почтовый департамент подготовил документ, в котором обосновываются преимущества почтовых марок при оплате корреспонденции и предложил несколько способов возмещения потерь при отказе от 5-копеечного сбора при введении марок для заграницы.


Предполагалось для заграничной корреспонденции использовать те же марки, что и для внутренней корреспонденции. Однако применявшихся тогда 10-, 20- и 30-копеечных марок было бы недостаточно. Нужны были новые номиналы. Поэтому приняли решение изготовить марки номиналами 1, 3 и 5 коп. (последняя должна была служить и для писем, пересылаемых по городской почте).

В начале марта 1864 г. эскизы марок (их автором стал Ф. М. Кеплер) поступили в Почтовый департамент. А через три месяца после некоторой их доработки марки были отпечатаны. Их было выпущено: 1-копеечных – 1 млн., 3-копеечных – 0,5 млн. и 5-копеечных – 0,7 млн. экземпляров.

Рисунок марок был одинаков – государственный герб в овале на фоне мелких цифр (единиц – на 1-копеечной марке, римских и арабских троек – на 3-копеечной марке и римских пятерок на 5-копеечной марке). Основные рисунки черного цвета были выполнены на лимонно-желтом (1-копеечная марка), на зеленом – (3-копеечная марка) и на светло-розовом (5-копеечная марка) фоне.

Уже в июле 1864 г. газета «Биржевые новости» сообщает, что новые марки поступили в продажу и ими можно пользоваться при отправке за границу простых писем, бандерольных отправлений и образчиков товаров.

В первое время потребность в новых марках оказалась невелика, так как многие предпочитали отправлять письма, пользуясь старым проверенным способом (сдавая их на почту).

В последующие годы почтовые связи с заграницей расширялись и совершенствовались. Это привело к уменьшению и упрощению тарифа на заграничную корреспонденцию. Но марки, введенные для нее, так и вошли в историю русской почты как первые знаки почтовой оплаты для зарубежной корреспонденции. Нельзя сказать, что они редки, но письма, франкированные ими, представляют большой интерес.

Дело в том, что в первые годы после введения новой системы оплаты, чтобы отметить заграничную корреспонденцию, на каждое письмо ставился особый штемпель. Назначение этих штемпелей состояло в том, чтобы уведомить почту другой страны о необходимости взыскать с получателя дополнительную плату или сообщить, что плата внесена полностью. В связи с этим на каждое полностью оплаченное письмо ставился штемпель «Franco», а на письма, нуждающиеся в доплате, – «Unzureichen frankirt» и на письма, совсем неоплаченные, – «Porto» с указанием суммы, которую следовало получить с адресата.

О. Н. Бухаров


Интересно? Сохраните в Вашей социальной сети!

Есть идея?

* Обязательные поля

 или  Отмена

Предложите свою цену

* Обязательные поля

 или  Отмена