Создание первой марки

18.01.2018

В моих руках маленькая почтовая марка. Она без зубцов, прямоугольная, внутренний овал голубой с белым рельефным Государственным гербом России и почтовой эмблемой (перекрещенными почтовыми рожками) под ним. Овал окружен цветной рамкой с надписью «почтовая марка» (вверху) и «10 коп: за лотъ» (внизу). Вокруг рамки изображение императорской мантии с короной на коричневом фоне. Внизу под мантией повторяется надпись: «10 коп: за лотъ». В углах марки цифра «10». Не случайно я так подробно описываю одну из марок своего альбома. Это – первая общегосударственная почтовая марка России.


В Ленинграде, в Центральном музее связи имени А. С. Попова, хранится ее самый ранний проект. Он представляет собой тонко исполненный черной тушью рисунок, наклеенный на лист картона, на котором внизу сделана надпись: «Проект рисунка первой русской почтовой марки, представленный Ф. М. Кеплером 21 октября 1856 года».

Как появилась первая русская марка? Кто был инициатором ее введения? Кто такой Ф. М. Кеплер? Когда были введены в обращение почтовые марки в России? Каков их тираж? На эти вопросы мы и ответим.

Русские почтовые марки с самого рождения пользовались популярностью у филателистов. Но мало кто знал историю их рождения. Некому было рассказать о ней филателистическому миру. Своих филателистов в России почти не было, а иностранцы больше думали о коммерческой стороне дела, чем об истории марок. Благодаря усилиям советских филателистов-исследователей, таких, как Б. Каминский, В. Лобачевский и др., прояснились многие факты из истории первых русских марок. Разыскиваются интересные документы, ранее скрытые в недрах архивов, устанавливаются имена первых художников и инициаторов введения марок, уточняются их тиражи и даты выпуска.

И здесь нам не обойтись без упоминания об А. П. Чаруковском, управляющем перевозками почт по железным дорогам. В начале 50-х годов прошлого века он был послан за границу изучать опыт перевозки почты по железным дорогам. Объехав за год многие страны, Чаруковский привез не только сведения об использовании железных дорог для перевозки почты, но и о применении почтовых марок. Прошло, однако, более трех лет после его возвращения из командировки, пока Почтовый департамент заинтересовался его отчетом о почтовых марках. А толчком к этому послужили сообщения из различных стран о прибыльности почты в связи с выпуском марок.

Чаруковского попросили представить подробный доклад о штемпельных конвертах и марках, применявшихся за границей. Он составил его и подробно описал способы изготовления и применения, гашения и продажи марок. Он писал, что введение марок в России было бы весьма удобным для населения, а прибыль от их продажи с избытком покрыла бы расходы на изготовление. Он предлагает ввести круглые марки, так как, по его мнению, марки прямоугольные, неаккуратно наклеенные на конверт могут задеть за ящик или другие письма и отклеиться. Описал он и машину для перфорирования, которая окружает каждую марку непрерывным рядом небольших отверстий, так что их можно без ножниц легко отрывать одну от другой. Не оставил он без внимания и вопрос о номиналах марок, предложив их изготовлять в 10, 20 и 30 коп. серебром соответственно за 1, 2 и 3 лота веса. Чаруковский советовал для марок использовать бумагу с шелковыми нитями, а для предотвращения подделок делать ее с водяными знаками.

Вопрос о выпуске марок был решен Министерством финансов положительно, и Экспедиция заготовления государственных бумаг

(ЭЗГБ) стала готовиться к изданию марок. По эскизам управляющего типографским отделением ЭЗГБ Я. Рейхеля были выгравированы два штемпеля для печатания марок. Были сделаны пробы. Как же выглядели первые образцы русских «штемпельных марок»?

Оба типа марок имели форму круга диаметром 28,5 мм.

Первый тип: во внутреннем круге на фоне перекрещивающихся линий изображен двуглавый орел с двумя почтовыми рожками над ним, по кругу надпись: «10 коп: за лот». Буквы надписи цветные вверху, белые внизу.

Второй тип: во внутреннем круге на фоне пересекающихся линий изображена голова Меркурия с двумя почтовыми рожками под ней. По кругу подписи те же, что и у первого типа.

Оба типа проб были отпечатаны в четыре цвета. По две пробы каждого цвета были погашены. Пробные «штемпельные марки» направляются на заключение Чаруковскому. Он не бракует марки, предложенные Я. Рейхелем, но предлагает подвергнуть их такой доработке, которая, по существу, отвергает их.

В чем же суть предложений Чаруковского? Прежде всего он рекомендует герб вырезать так, чтобы при оттиске он давал рельефное изображение, считая, что это сделает невозможным подделку марок. Рекомендует он и в верхней части сделать надпись: «почтовая марка». Меняя свое мнение относительно формы марок, он предлагает их выпускать прямоугольными, а также предлагает формат марок сделать таким, чтобы на листе помещалось 100 марок. Он как раз вернулся из новой командировки за границу и дает дельные предложения и о качестве бумагу и о сорте клея для оборотной стороны марок.

И вот уже в октябре 1856 г. в типографии ЭЗГБ печатается 45 пробных марок различных типов. Они круглые, в одну и две краски. Некоторые имели перфорацию вокруг рисунка.

Однако, судя по тому, что новый тип марки мало чем отличался от ранее предлагавшихся двух (в принципе, это был тот же государственный герб на фоне штрихов в

круге), чувствовалось, что работа, если и не зашла, то заходит в тупик. И кто знает, чем кончились бы поиски и какой стала бы первая русская марка, если бы не старший гравер ЭЗГБ Федор Михайлович Кеплер. Он предложил свой образец марки. Рисунок полностью воплощал идеи Чаруковского и соответствовал его требованиям. Было решено марки изготовлять номиналами 5, 10, 20 и 30 коп., для всех марок приняв один общий рисунок, чтобы марки разного достоинства различались лишь по цвету и надписям.

Почтовый департамент одобрил образцы, за исключением марки в 5 коп. Печатание было поручено ЭЗГБ. Всего за два месяца был изготовлен 51 пробный оттиск как на простой бумаге без водяного знака, так и на специальной бумаге с водяным знаком – цифрой «1». Необходимость в таком количестве проб была обусловлена не только тем, чтобы подобрать бумагу и отработать технологию печати. Прежде всего нужно было подобрать цвета марки. А это было нелегко. К сожалению, пока не найдены документальные данные о цветах 51 пробы. Но те 20 цветных проб, которые известны коллекционерам и хранились у известного филателиста А. Фаберже, позволяют говорить об упорных поисках в этом направлении. Одновременно проводились и работы по гуммированию. Но, несмотря на все принятые меры, подготовительный период слишком затянулся. Главная задержка была в медленном поступлении оборудования, заказанного за границей. Типографские станки, прессы и перфорационная машина прибыли с большим опозданием. Все это задерживало выбор окончательного варианта цвета.

Наконец, из многочисленных проб Почтовый департамент отобрал три:

для 10-копеечной марки – коричневая с синим центром, для 20-копеечной – синяя с оранжевым центром, для 30-копеечной – карминовая с желтовато-зеленым центром.

Марки этих цветов были отпечатаны по одному экземпляру на отдельных листах и представлены для окончательного утверждения.

Сейчас утвержденные образцы первых русских почтовых марок хранятся в музее Гознака. На небольшом картоне с тремя 10-лотными марками четкая надпись: «Образец Высочайше утвержденной 12 ноября 1857 года почтовой марки.

Директор Н. Лаубе»

Надписи есть и под каждой из марок: под коричневой маркой с синим центром – «образец цвета марки в 1 лот»; под синей маркой с оранжевым центром – «образец цвета марки в 2 лота»; под карминовой с желтовато-зеленым центром – «образец цвета марок в 3 лота».

Типография Экспедиции заготовления государственных бумаг приступила к тиражированию новых знаков почтовой оплаты и вскоре в типографском отделении скопилось солидное количество готовых 10-копеечных марок. Они были без зубцов. Перфорационная машина, заказанная в Венской придворной типографии, к тому времени еще не поступила. А когда ее привезли, то убедились, что быстро ее наладить не удастся. Решено было выпустить часть тиража 10-копеечных марок без зубцов (их выпустили 3 млн. экземпляров), а когда устранили дефекты в машине, стали поступать и марки с перфорацией. Необходимость обеспечить почтовые конторы 10-копеечными марками привела к задержке выпуска марок высоких номиналов. Первые их партии были переданы в Почтовый департамент лишь в конце января.

Специальная инструкция предписывала почтовым конторам немедленно по получении марок открыть их продажу, взимая за письма по действующей весовой таксе: за Плотные письма по 10 коп., за 2-лотные – по 20 коп., за 3-лотные – по 30 коп. С 1 января 1858 г. (а в Сибири, на Кавказе и в Закавказье с 1 марта) простые частные письма по стране отправлялись только с почтовыми марками, которые гасились крестообразным перечеркиванием. Однако письма – денежные, страховые, со вложением ценных вещей, письма, следующие при посылках, письма за границу и письма, адресованные на имя «Высочайших особ», должны были по-прежнему посылаться без марок – за установленную плату.

Первое из сообщений о введении почтовых марок печатается в газетах 18 декабря 1857 г. в «Лифляндских губернских ведомостях», а уже к последним числам месяца о нововведениях стало известно в большинстве губерний европейской части России. Причем в ряде губерний одновременно с такими объявлениями началась и продажа марок. И здесь всех опередила далекая Вятка, где продажу марок начали 23 декабря 1857 г.

Сообщения о том, что марки начали продаваться до 1 января 1858 г., т. е. до официального начала их почтового обращения, опубликованы также в газетах Олонецкой, Витебской, Казанской, Могилевской губернии.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что ряд коллекционеров являются обладателями редчайших конвертов с первыми русскими марками, погашенными в декабре 1857 г.

Дело в том, что в Санкт- Петербурге было решено продажу марок организовать не только на почтамте, но и в крупнейших магазинах, расположенных в центре города. Об этом нужно было договориться с хозяевами магазинов, передать им необходимые количества марок, послать извещения в газеты. Но самое главное: если в губернские почтовые конторы были отправлены лишь 10-копеечные марки, не дожидаясь 20- и 30-копеечных, то в столице было решено пустить в продажу сразу все три номинала. Однако вскоре стало ясно, что 20- и 30- копеечные марки до конца года получены быть не могут. И, хотя с опозданием, но 10-копеечные марки были пущены в продажу. И до 1 января 1858 года в Петербурге их было продано около 8 тыс. штук.

В Москве в декабре 1857 г. не было продано ни одной марки. Произошло это потому, что в самый последний момент почт-директор Московского почтамта внес предложения об изменении правил применения марок на местах. Он боялся, что служащие сельских почтовых станций могут не разобраться в способах применения марок и предлагал на такие станции марок не посылать. Почтовый департамент предложение Московского почтамта отклонил. Но время было упущено.

Так делала первые шаги почтовая марка в России, робкие и неуверенные. Официальным сроком введения в почтовое обращение первой русской марки в европейской части России надо считать 1 января 1858 г., а первым днем ее продажи населению – 23 декабря 1857 г., документально установленным как наиболее ранним. Хотя первая почтовая марка отпечатана тиражом в 3 млн. экз., встречается она довольно редко, и это не удивительно. Марки прошлых лет сохраняются лишь в альбомах коллекционеров, а их в середине девятнадцатого века было совсем мало.

О. Н. Бухаров


Интересно? Сохраните в Вашей социальной сети!

Есть идея?

* Обязательные поля

 или  Отмена

Предложите свою цену

* Обязательные поля

 или  Отмена